Вторник, 24.10.2017, 05:04
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Мнения

Интервью с Борисом Кругловым
БОРИС КРУГЛОВ УБЕЖДЕН: ЧРЕЗМЕРНЫЕ НАГРУЗКИ ЛИШАЮТ ЮНЫХ ИГРОКОВ СПОРТИВНОГО БУДУЩЕГО

В СДЮШОР «Динамо» в отличие от остальных спортшкол есть штатный врач. И это, несомненно, большой плюс динамовской школы. Без малого четверть века здоровье юных хоккеистов здесь оберегает Борис Круглов. Авторитет у него в школе непререкаемый. Борис Васильевич досконально знает весь детско-юношеский хоккей, а не только медицинский его аспект. Это не громкие слова, ведь он долгие годы, кроме всего прочего, выходит вместе с ребятами на лед. Примечательно, что многие известные игроки, вышедшие из стен динамовской школы, запомнили Круглова прежде всего как тренера. Вот что, например, сказал российская звезда НХЛ Алексей Жамнов в одном из интервью корреспонденту нашего еженедельника: «… Мне с тренерами повезло. Круглов, Васильев, Киселев… Все отличные специалисты». Заслуженный врач России дал «ВХ» эксклюзивное интервью.

– Борис Васильевич, какие пути-дороги привели вас в СДЮШОР «Динамо»?

– У меня, как говорится, с младых ногтей душа лежала к спорту. В свое время довольно серьезно занимался легкой атлетикой. Бегал на средние дистанции. Был перворазрядником. Попал в сборную команду спортобщества «Буревестник». Однако в конце третьего курса мединститута порвал связки на голеностопе и с активным спортом завязал. Как пришел в хоккей? На дворовом катке занимался с детишками. Двое наших мальчишек, 1962 года рождения, пошли на просмотр в динамовскую спортшколу. И там они пришлись ко двору. Но однажды эти ребята приехали ко мне и сказали: «Борис Васильевич, мы без вас не хотим там заниматься». И тогда я с ними вместе отправился в «Динамо». Там меня приняли нормально. Я стал выходить на лед вместе с командой 62-го года. Из нее, кстати, вырос такой замечательный игрок, как Анатолий Семенов. А еще я вплотную занимался с командами 1966, 1970, 1974, 1977, 1984, 1986 годов рождения. Сейчас под моим особенно пристальным вниманием находятся ребята 90-го года. На льду я в основном занимался с вратарями. Например, через меня прошли Ильдар Мухометов, он сейчас защищает ворота нижнекамского «Нефтехимика», Олег Глебов, который до недавнего времени был голкипером столичного «Спартака». 
По образованию я педиатр. С 1972 по 1983 годы трудился в динамовской школе тренером-общественником и одновременно работал ассистентом кафедры госпитальной педиатрии Второго Московского медицинского института. Ну а потом целиком сосредоточился на работе в СДЮШОР «Динамо». Спортивная школа привлекла меня еще и потому, что я чрезвычайно заинтересовался проблемой выживаемости детей в спорте. Мое пристальное внимание привлекла такая ситуация. В те времена в отечественном юношеском и молодежном хоккее доминировали ЦСКА и «Спартак». Много матчей тогда смотрел. Нельзя было не заметить, что в армейских и спартаковских командах играло множество ярких ребят. Однако когда я стал прослеживать, какая же часть этих юных дарований затем вышла на приличный уровень во взрослом хоккее, заиграла в командах мастеров, то выяснилось, что этот процент весьма невелик. И он был не выше, чем в «Динамо» и «Крыльях Советов». Почему? В конце концов мне стало ясно: многолетний цикл подготовки юных хоккеистов построен абсолютно неправильно. Оттого и сгорали или выдыхались ребята на подходе к взрослому хоккею.
Работая в динамовской школе, я пытался внести свой посильный вклад в решение данной проблемы.

– С медицинской точки зрения, какие болевые точки существуют сейчас в российском детско-юношеском хоккее?
– Среди тренеров бытует мнение, что детей до 10–11 лет загонять нельзя. Да, это так, но при одном условии – если ребенок не находится под контролем. Когда он весь день бегает на улице, то сам себя не загоняет. Тренер же может его загонять элементарно. Причем у ребенка страдают не сердце, легкие или печень, а в первую очередь отключается внимание. И тогда тренировка попросту становится бесполезной. Критерий загнанности у детей до 12 лет – плохая обучаемость, неправильное выполнение упражнений. На детских врачей у нас учат, а на детских тренеров, к великому сожалению, – нет. Пишутся научные труды по физиологии ребенка и не более того. Конкретно же о специфике тренировок детского организма с наставниками никто не ведет разговор.

– Чем же чревата подобная неосведомленность детских наставников?
– Может быть, это покажется парадоксальным, но скажу так. Она наносит минимальный вред здоровью ребят и максимальный ущерб тренировочному процессу. Неграмотно построенная тренировка и дозировка нагрузок не позволяют ребенку на начальном этапе овладеть техническими приемами из-за утомления.
Я много раз ездил в Северную Америку вместе с нашими юными хоккеистами. У меня была возможность изучить ситуацию в заокеанском детско-юношеском хоккее. Так вот скажу вам: в Канаде, США у детей, как правило, четыре ледовых дня – два тренировочных и два игровых. У нас же пять тренировочных, один игровой и один выходной. А что получается в итоге? У наших детей только катание лучше. Зато у их североамериканских сверстников лучше пас, прием, бросок. То есть, работая в полтора раза больше, мы не даем детям тех технических навыков, которые заокеанские и европейские наставники дают за гораздо меньшее количество тренировок. Дети устают, а ведь ребенок должен все переварить и отдохнуть. Законы восприятия информации не мной придуманы. Информация, как и пища, должна перевариться.
У нас нет ни в инструкциях, ни в головах тренеров методики развития физических, функциональных и технических качеств юных хоккеистов. А у иностранных коллег есть, хотя за рубежом среди детских наставников мало специалистов с высшим физкультурным образованием. Зато там те, кто тренирует детей, последовательно заканчивают несколько серьезных курсов и тренируют не как им вздумается, наобум, а по учебно-тренировочному плану. И к тому же несут строгую ответственность за здоровье юных спортсменов. Поэтому детей там так не гоняют. А у нас это чуть ли не повсеместное явление. Лет пятнадцать назад в Тольятти полутора десяткам (!) 14-летних хоккеистов пришлось делать операции из-за того, что тренер перегружал их на занятиях. На Западе такого горе-наставника разорили бы и лишили лицензии. У них до 15 лет подростки-хоккеисты на тренировках со штангой не занимаются, а у нас в этом возрасте уже вовсю ворочают «железо».

– Борис Васильевич, почему получается, что наши детские и юношеские команды всех обыгрывают, а потом иностранные соперники зачастую обгоняют их в мастерстве?
– Всему свое время, а наши детские тренеры сплошь и рядом об этом забывают. Приведу такой пример. В 13–14 лет у подростков происходит прирост мышечной массы. И многие наставники в этот период добавляют нагрузку. А ведь этого ни в коем случае нельзя делать. Если увеличишь нагрузку, потеряется тонкий технический навык. Мышцы-то сами нарастут на этом этапе развития организма.
Еще одна ошибка тренеров в том, что они заставляют работать ребят с малыми весами на быстроту. При этом у детей «высушиваются» мышцы, а потом мальчишек ожидают проблемы с весом. Их в дальнейшем некоторые решают за счет того, что колются или глотают что-то. Не могу приветствовать этот путь. Играть в хоккей с ростом 190 сантиметров и весом 70 килограммов нельзя. А ведь вес можно набрать до 12 лет, если грамотно тренировать детей. А к нам порой приходят из других школ «дохлые» дети. И вес им набрать уже практически невозможно. Да, силовая выносливость у этих ребят вырабатывается, но из них вырастают сухие жилистые мужики, которым потом вес не добавишь без специальных мероприятий, о них я уже упоминал.
Мне, конечно, интересней смотреть ребятишек в более раннем возрасте, чтобы я знал, кто ко мне пришел, чтобы успеть исправить то или иное отклонение от нормы. Стараюсь делать так, чтобы к 10 годам ребята были готовы к тем нагрузкам, которые им дадут в дальнейшем тренеры. А потом эти нагрузки, которые дети получают с 10 до 13 лет, стараюсь внимательно контролировать и даю юным динамовцам дополнительные задания по аэробной подготовке вне зависимости от тренера. В школе к этому давно привыкли. Скажем, если я прошу парнишку побегать 15 минут, то это воспринимается нормально и им, и его наставником. Задаю ребятам и гимнастические упражнения для коррекции фигуры. Моя задача – допустить здоровых детей к занятиям хоккеем, подготовить их к юношескому спорту, причем с запасом прочности – чтобы они даже при непрофессиональной тренировочной работе не получили осложнений на здоровье.

– Что бы вы посоветовали молодым детским наставникам?
– Всегда стремлюсь помочь тренеру научиться чувствовать команду. Тогда я за ребят спокоен. Опасен тот хоккейный педагог, который не чувствует физического состояния своих подопечных. Поэтому главный совет такой: научитесь чувствовать нагрузку, которую даете детям. Тогда ребят не загоняете. Я против того, чтобы 7-8-летние мальчишки играли на все поле. Лучше в таком возрасте играть поперек площадки. На коротком отрезке ребенок сделает больше движений, в том числе и технических. Бегая же по всему полю, мальчишка устает, у него притупляется и даже теряется внимание. А у детей на тренировках самое главное – это внимание. Детский тренер не должен долго объяснять, как и подгонять своих маленьких подопечных громовым голосом. А то ведь во многих спортшколах даже шестилетние дети катаются под словесным кнутом: «Быстрее! Еще быстрее!» Да, ребятишкам следует тренироваться с максимальной двигательной активностью. Но, говоря об этом, я подразумеваю не быстроту, а максимальное количество движений.
Я и сейчас много работаю на хоккейном поле. Непосредственно на льду помогаю тренерам. И с полным основанием могу сказать: скупой платит дважды. В младшем детском возрасте необходимо отдавать безусловный приоритет технической оснащенности ребенка. Наложить на нее функциональные и физические качества в определенные возрастные периоды – не проблема. К сожалению, многие наставники юных хоккеистов гонятся за сиюминутными результатами. При этом технику они отводят на второй план, а упор делают на «функционалку» и «физику». Впрочем, другого пути к сиюминутным результатам и нет. Вообще, работа с детьми – это работа на будущее. Если же тренер во что бы то ни стало стремится добиться от них скорого эффекта, то он лишает своих подопечных серьезного спортивного будущего.
Чего в свое время не выучил Ванюша, того никогда не выучит Иван. Да, техническим приемам можно обучить и 13–14-летнего подростка. Однако они не будут отработаны до автоматизма и неминуемо выпадут из его арсенала в критической ситуации на ледовой площадке. Грош цена такой технической оснащенности. А если мальчика научили что-то делать в раннем возрасте, то он это всегда выполнит, что называется, на автомате в любой момент самого сложного матча.
Разумеется, над выносливостью тоже необходимо работать. Без нее хоккеист просто немыслим. Вопрос в том, как это делать. В нашей СДЮШОР не без моего участия все команды перешли на большой объем аэробной подготовки. Это в основном кроссы. Но тут есть одна тонкость. Насколько я знаю, многие нынешние тренеры заставляют бегать детей на время. Это неправильно. Дети должны бегать на удовольствие, получать от кроссов положительные эмоции. Только тогда от бега получим должную пользу.

– По всему чувствуется, что вы живете своей работой.
– Так и есть. Я давно сроднился с динамовской школой. Это мой второй дом. Чувствую здесь себя на своем месте. Когда я только пришел в СДЮШОР, то потерял в зарплате в два раза. Но не жалел об этом, потому что работа с детьми всецело захватила меня. Сейчас, правда, получаю больше своих друзей-профессоров. Но это для меня не главное. Много лет назад я хотел стать участковым врачом. И моя работа в «Динамо» очень похожа на то, чем занимается участковый доктор. Только не хожу по участку, ребята сами ко мне приходят.
Когда начал работать в этой школе, то поставил перед собой цель – всемерно способствовать тому, чтобы «Динамо» превзошло тогдашнего гегемона ЦСКА и стало чемпионом страны. Все получилось.
Категория: Мнения | Добавил: kelt (13.12.2009)
Просмотров: 1290 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz